+7 495 120-75-76 пн-пт с 9 до 18, сб с 10 до 18, время московское

8 800 500-54-29 междугородний, звонок бесплатный

Осуществляем доставку по всей стране

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Убранство датских военных кораблей 1650-1816 гг. Часть 2

Часть 1

 

Возвращаясь к символизму, в 1707 году на воду был спущен фрегат Havfruen («Русалка»), на форштевне которого была установлена скульптура русалки, а в 1741 году со стапелей сошел корабль первого ранга Elefanten («Слон»), носовая фигура которого была выполнена в виде коронованной головы слона в окружении военных трофеев. (Рис. 2А). Это лишь несколько примеров носовых украшений кораблей семнадцатого века, демонстрирующие переход функции символизации имени корабля с кормовых украшений на носовую фигуру. Многие из военных кораблей несли имена географических местностей, символизируемых относящимися к ним геральдическими фигурами, либо символами изобилия, либо иными знаками, указывающими на конкретную местность. Другие корабли носили аллегорические имена, такие как, к примеру, Haabet («Надежда») или Enigheden («Согласие»). Символически данные понятия зачастую изображались в виде женских фигур на носу и на корме корабля. Также в убранстве кораблей часто обнаруживаются мифологические персонажи. Преимущественно это были древнеримские боги, покровители мореплавания и торговли, Нептун и Меркурий. Принцип, скрытый символизмом имен, так никогда и не был выяснен до конца по одной причине, что многие военные корабли носили имена, которые полностью отображали смысловое содержание, заложенное в его декоративное убранство, но встречались и вариации. Лев широко использовался в качестве носовой фигуры на протяжении всего восемнадцатого столетия, и, в частности, на малых военных кораблях, таких как фрегаты. К примеру, фрегат Hvide Orn («Белый орел»), построенный в 1753 году, имел носовую фигуру в виде льва, в то время как фигуры орлов с расправленными крыльями располагались на гакаборте по бокам, окруженной флагами королевской монограммы.

Главный корабельный мастер верфи Хольмена также председательствовал в Управлении Военного Кораблестроения и позже его приемники оказывали большое влияние на подбор орнаментов и украшений на отдельные корабли и довольно часто сами выполняли проектные чертежи по убранству корабля. Чертежи, которые в восемнадцатом веке стали обязательной частью того комплекта чертежей, который подлежал утверждению королем, а именно: проекция «бок», проекция «корпус», сечения по мидель-шпангоуту, общий вида сбоку и план парусности. Большое количество таких чертежей сохранилось до наших дней.

Изначально проектные модели носовых фигур выполнялись скульптором из дерева и воска в небольшом масштабе и лишь после получения одобрения комиссии и короля они вырезались из дерева в натуральную величину. В военно-морском музее Копенгагена находятся около пятидесяти таких моделей, которые покрывают достаточно протяженный период времени с 1711 до 1861 года. Самые ранние из них выполнены из желтого воска и самой поздней из этой группы является модель носовой фигуры фрегата Christiania, 1774 года. С 1774 по 1816 годы, т.е. в период нахождения на посту скульптора Ф. Виллерупа (F.C. Willerup), восковые модели не сохранялись. Начиная с модели для фрегата Fylla 1816 года и заканчивая моделью для корвета Dagmar 1887 года, носовые фигуры изготавливались из красного воска, которые имеют темно-красную блестящую поверхность. Большая часть моделей носовых фигур имеет высоту от 30 до 40 см.

Резные украшения изготавливались и для малых военных кораблей, строившихся в Холмене, однако носовые фигуры, которые устанавливались на форштевнях линейных кораблей и фрегатов выполнялись с особой тщательностью по сравнению с другими элементами декора.

Начало продолжительной династии поистине талантливых скульпторов, официально занимавших должность главного корабельного скульптора на верфи в Хольмене, было положено в 1729 году Йоханом Хаймбродом (Johann Heimbrod), скульптором из Саксонии, который ранее, в 1722 году, уже принимал участие в разработке орнаментов для корабля Drinning Anna Sophia. С конструкционной стороны французский и английский стили доминировали в датском кораблестроении, точно также как и в отношении корабельного убранства. Естественно, главный скульптор находился в прямом подчинении главного корабельного мастера, и свобода творчества ему предоставлялась в довольно ограниченных рамках. Хаймброд использовал в украшении датских кораблей как английский, так и французский стили. Главное различие между двумя этими стилями заключалось в том, что в Англии лев часто использовался в качестве носовой фигуры, черты, которая никогда не была использована во Франции. Куда более важным был тот факт, что на английских кораблях галереи выполнялись не в виде балкона, а закрывались, формируя так называемую лоджию. Конструкция английских кораблей в целом представляла более компактную и архитектурно структурированную композицию. Для французских кораблей не был характерен резной гакаборт, также как и резные статуи больших размеров, которые обозначали переход от кормы к галереям квартердека.

Хаймброд, будучи чрезвычайно талантливым мастером, выполнил большое количество заказов на разработку элементов корабельного убранства, проработав в должности всего четыре года. Он умер в 1733 году и его приемником стал Юст Видевельт (Just Wiedewelt), датчанин по происхождению, который занимал должность главного скульптора в Холмене с 1733 по 1757 годы. Многие из композиций носовых фигур того периода, известные по моделям и чертежам обнаруживают влияния французского дворцового стиля, который Видевельт открыл для себя во время своего продолжительного пребывания в Париже с 1698 по 1715 годы. Причем при создании декоров датских кораблей нередко им использовались копии оригинальных французских чертежей, наброски с натуры и т.д., в которые в большей или меньшей степени вносились изменения необходимые для соответствия местным реалиям (Рис. 4).

Галерея квартердека французского линейного корабля Le FoudroyantПроект украшений галереи квартердека датского линейного корабля Christianus Sextus

Рис. 4. А – Галерея квартердека французского линейного корабля Le Foudroyant, 1693г., B – Проект украшений галереи квартердека датского линейного корабля Christianus Sextus, 1734 г.

 

Украшения кормы линейного корабля Oldenborg, построенного в 1740 году, демонстрируют значительное количество орнаментов выполненных в стиле эпохи французского Регентства. Однако доминирующим стилем остался рококо и имя корабля написано в картуше, который был одним из наиболее часто используемых элементов этого стиля. Здесь следует обратить внимание на то, что для датских кораблей на протяжении всего описываемого периода времени характерно указание на корме корабля его имени. Данная черта также присуща кораблям французского флота, в отличие от английских кораблей, для которых указание имени корабля на корме стало обязательным только в 1771 году после указа Адмиралтейства, из-за чего многие сохранившиеся до сегодняшних дней чертежей и моделей остаются неопознанными, что создает дополнительные трудности для ученых и историков при проведении исследований.

Элегантный рококо был также использован в убранстве фрегата Samso 1746 года: обдуваемый всеми ветрами остров Самсо изображен в носовой фигуре в виде лебедя с расправленными крыльями. Более массивная скульптурная группа предполагалась для установки на линейный корабль Fredericus Quintus, спущенного на воду в 1753 году. Группа состояла из бюста короля над увенчанной короной щитом с королевской монограммой, а по бокам поддерживалась двумя фигурами: пожилым мускулистым мужчиной, Силой, и богиней мудрости, Афиной. Несмотря на что, что проект не был воплощен на корабле, восковой макет сохранился до нашего времени.

Для декора линейных кораблей выполненного Видевельтом, характерны поражающие воображение комбинации орнаментов и узоров. Характерным чертой периода нахождения Видевельта в должности главного скульптора стало дополнение украшений кормовых галерей двумя квартописами, обычно выполненными в виде человеческих фигур высотой с две галереи (Рис. 5).

Модель линейного корабля Dronning Juliane Marie

Рис. 5. Модель линейного корабля Dronning Juliane Marie, 1752г. Фото: Военно-морской музей, Копенгаген.

 

Симон Карл Стенли (Simon Carl Stanley) королевский скульптор с 1755 года, стал приемником Юста Видевельта на посту главного скульптора флота после смерти последнего в 1757 году. После нескольких лет обучения в Германии и Голландии Стенли отправился в Англию, где на протяжении двадцати лет работал на двух голландских мастеров. После возвращения в Данию в 1750 году он работает на верфи в Холмене с жалованием в 200 риксдалеров. Доминантой в работах Стенли является стиль голландского барокко, что наверняка объясняет причины большой заинтересованности в его скульптурах со стороны королевского дома, хотя сами скульптуры исполнены великолепно, они не были оригинальны. В 1752 году Стенли был назначен на должность профессора в старой Датской Академии, а позже, в 1754 году, в недавно основанной Королевской Академии Изящных Искусств в Шарлоттенборге. Стенли умер в 1761 году, слишком рано, чтобы оставить какой-либо долговременный след на форме корабельных орнаментов.

Начиная с середины восемнадцатого столетия в Дании наблюдается повышение интереса к французскому искусству и распространяемому Францией вновь открытому искусству древней Греции и Рима. Среди архитекторов, участвовавших в постройке дворцового комплекса Амалиенборг в Копенгагене был французский архитектор Н. Жардин (N.H. Jardin), который одним из первых начал вводить в Дании неоклассицизм, практически одновременно с тем временем, когда этот стиль стал превалирующим в его родной Франции. Корабельное убранство оставалось более консервативным, однако в 60-х годах восемнадцатого века элементы нового стиля находят свое место на кораблях наряду с рококо. Архитектурная композиция подчеркивалась пилястрами, и зачастую картуш с именем корабля помещался в центре симметричных орнаментов. Фризы заполнялись античными орнаментами, заимствованными из архитектуры: греческими меандрами, витрувийскими волютами, капельками, завитками и многим другим. Тяжелые фестоны фруктов и цветов перемежались с орнаментами из виноградных листьев и кистей винограда, плавно перетекая в арки с украшением в виде имитации развивающихся драпировок. Другим характерными элементами орнамента неоклассицизма были античные урны и фашины, т.е. пучки прутьев, связанные диагональными поясками.

После Стенли главным скульптором на верфи в Холмене становится Кристиан Моллеруп (C.J. Mollerup), который к тому времени уже занимал должность главного скульптора в Амалиенборге. Продолжая свою работу во дворце, в 1761 году он представил на утверждение в Адмиралтейство проекты орнаментов для фрегата Tranquebar и гукора Saltholm. Транкебар, датская колония в Индии со времен Кристиана IV, была символически представлена в виде носовой фигуры погонщика, сидящего на шее слона. Корма и галереи фрегата были заполнены большими незамысловатыми картушами в стиле рококо и другими орнаментами свойственными данному стилю. В последствии данная техника похожего заполнения орнаментом кормовой оконечности и носовой фигуры, символически передававшей имя корабля, прочно вошла в практику. Среди большого количества несвязанных друг с другом кораблей стоит упомянуть украшения, выполненные для восьми однотипных бомбардирских кораблей построенных главным корабельным мастером Краббе (Krabbe) в 1771 году. Их кормовые оконечности были украшены различными широкими лентами, а форштевни небольшими носовыми фигурами. Трактовка символизма имен кораблей в их носовых фигурах следующая: Modet (Храбрость) – лев; Dristigheden («Отвага») – лошадь (Рис. 6A); Mandigheden («Мужественность») – голова бородатого мужчины (Рис. 6B); Alvorligheden («Серьезность») – медведь (Рис. 6C); Forskrækkelsen («Страх») – гаубица (Рис. 6D); Den gloende («Опаляющий») - зажигательная бомба; Cometen («Комета») – звезда (Рис. 6Е); Dragen («Дракон») – голова дракона.

Носовые фигуры однотипных бомбардирских кораблей 1771 года постройки

Рис. 6. Носовые фигуры однотипных бомбардирских кораблей 1771 года постройки. A – Dristigheden, B – Mandigheden, C – Alvorligheden, D – Forskrækkelsen, E – Cometen.

 

К этому времени лев в качестве носовой фигуры считался старомодным, но его продолжали устанавливать на корабли больших размеров, таких как, к примеру, линейный корабль Elefanten, проект убранства которого Моллеруп представил на утверждение в 1771 году. Лев также был предложен для носовой фигуры Christiania, фрегата, который должен был строиться в Фредериксверне (Frederiksværn) в Норвегии по чертежам, выполненным на верфи в Хольмене. Из приводимого ниже фрагмента видно, что единственное, что не могло быть сделано в Норвегии, это детали орнамента: «Чертежи для кормы, галерей и носа, как с украшениями, так и без них, для фрегата к постройке в Фредериксверне. Примечание: Лев на форштевень может быть изготовлен здесь, а потом переправлен [в Норвегию]. Орнаменты со скрещенными знаменами и орудием на гакаборт, также как и меандры на галереи будут расписаны [в Дании], остальное будет доделано плотниками на месте. Нихольм (Nyeholm), 8 августа 1772.» Проектное изображение фигуры льва выполнялось на отдельном листе бумаги, который накладывался на чертеж. Лев был увенчан короной, с большой гривой, открытой пастью и длинным языком.

Хотя в 1783 году Моллеруп еще считался официально главным скульптором верфи в Хольмене, в действительности за несколько лет до этого его заменил Ф. Виллеруп (F.C. Willerup), ученик ведущего скульптора той эпохи, Йоханеса Видевельта (Johannes Wiedewelt). Виллеруп с еще большей страстью принялся извлекать из забвения все новые и новые реликвии античности. С 15 июня 1776 года вплоть до 1 февраля 1816 года Виллеруп оставался в должности главного скульптора флота. После 25 лет службы он был награжден Хольменской медалью, но уже к этому времени он заслужил репутацию самого выдающегося скульптора носовых фигур за всю историю датского флота. Заслужить такую репутацию ему удалось, несмотря на все препятствия, чинимые оппозицией, настаивавшей на обременительности корабельных украшений. Это противодействие украшениям пришло в Данию в 90-х годах восемнадцатого века из Франции, где за несколько лет до революции 1789 года практически все украшения на кораблях французского флота были упразднены.

Слава Виллерупа, как главного «украшателя» флота, должна быть разделена с Хенриком Гернером (Henrik Gerner), занимавшим должность главного корабельного мастера Хольмена с 1772 по 1787 года, который оказался одним из наиболее талантливых корабелов, когда-либо работавших в Дании. Возвышение датского кораблестроения было делом его жизни, и он полностью осознавал свою ответственность, находясь на таком высоком посту во всем, и в отношении корабельных украшений в частности. Использование символов и аллегорий достигло своего пика в декоративном искусстве неоклассицизма, где каждой фигуре и каждой детали придавалась особая значимость. По отношению к корабельному убранству количество символов также возросло, однако, несмотря на общность, торговые и военные корабли «не говорили на одном и том же языке образов». Если пластическое убранство военных кораблей указывало на силу, отвагу и храбрость, то орнаменты торговых судов взывали к богу торговли Меркурию, указывая на изобилие, достигнутое благодаря согласию, расчетливости и дальновидности. Ниже приведено истолкование Гернера орнаментов для одного из «индийцев», Enighed («Согласие»), фрегата, построенного в 1771 году Эскильдсеном (Eskildsen) на верфи Боденхоф Пладс (Bodenhoff’s Plads):

«Согласие на форштевне представлено в виде женской фигуры, увенчанной оливковыми листьями, в правой руке она держит чашу с гранатами, а в левой руке скипетр, украшенный на конце цветами и фруктами.

На гакаборте расположен медальон с позолоченным якорем на красном поле, обвитом по бокам рогами изобилия, указывающими на то, что через согласие приходит надежда на богатство. По правому борту фигура Надежды подпирает голову рукой, а по левому борту фигура женщины, держащей в руке румпель, указывающий на дальновидность, символизирует Счастье.
На верхней оконечности галереи квартердека изображена Виктория, которая также, как и Бдительность, изображена в виде цапли. Нижняя панель галереи украшена совой, священной птицей Минервы; символом бдительности в торговле представленном кадуцеем, жезлом Меркурия, а в морском деле трезубцем Нептуна.»

Видевельт и его современники широко использовали символы героических деяний, времен года, настроения и т.д. для установки по бокам статуй и фасадов зданий. Ф. Виллеруп перенес эту технику в корабельное убранство, таким образом, что на линейных кораблях он устанавливал две, обычно женских, статуи в качестве квартописов и третью статую на форштевне корабля, символизирующую имя корабля.

Типичной практикой Виллерупа являлась установка в оконечностях корабля классических статуй, облаченных в античные туники и тоги или в римские доспехи. К концу восемнадцатого века начал возрастать интерес к норвежским сагам  - начало страстного увлечения романтизмом, который достиг своего апогея в Дании в середине девятнадцатого века. К примеру, на форштевне линейного корабля Sjælland величественно возвышалась носовая фигура одного из легендарных королей Зеландии (Рис. 7А).

Акварельные эскизы носовых фигур, выполненные Ф.Виллерупом

Рис. 7. Акварельные эскизы носовых фигур, выполненные Ф. Виллерупом, A – линейный корабль Sjælland, 1787 год, B – линейный корабль Neptunus, 1789 год.

 

Присвоение имен линейным кораблям в Дании осуществлялось по четко установленной системе. В частности, им давали имена провинций и других областей, входящих в двуединое королевство Дании-Норвегии, либо же они получали имена из древней норвежской мифологии. Некоторые военные и торговые корабли получали имена членов королевской фамилии или прославленных морских героев. Носовая фигура корабля могла символизировать плодородие провинции через корзины и рога изобилия, переполненные колосьями пшеницы, цветами и фруктами, либо использовались другие не менее символические фигуры. Носовая фигура линейного корабля Jylland («Ютландия») постройки 1739 года, была выполнена в виде Кембрийского быка – быка с рыбьим хвостом (Рис. 2В). На Ditmarsken («Дитмарш»), линейном корабле 1780 года, носовая фигура была представлена скульптурой женщины, держащей в руках сноп колосьев и рог изобилия, а с целью полноты композиции на галереях квартердека корабля были сделаны орнаменты из переплетающихся колосьев. Дабы иметь возможность различить корабли, названные в честь плодородных провинций Дитмарш и Гольштейн, на кораблях дополнительно устанавливались гербы этих провинций. Провинции, не отмеченные изобилием, были отражены в носовых фигурах и кормовых орнаментах своими гербами. Норвежский лев с секирой, исландская коронованная рыба, фарерский баран, а с 1756 года и гренландский белый медведь, постоянно встречаются в убранстве кораблей. Геральдика играла значительную роль в выборе орнаментов для королевских кораблей. Довольно обескураживающим видятся геральдические орнаменты на линейном корабле Oldenborg, спущенном на воду в 1779 году. На корме корабля отображен весь королевский дом, представленный монограммами и гербами. Воплощением же этого величественного генеалогического дерева является носовая фигура украшенного цветами юноши с наброшенным на плечи плащом и двумя колчанами за спиной, в руках он держит символы счастья и процветания.

После преждевременной кончины Хенрика Гернера в 1787 году, пост главного корабельного мастера занял Е. Стиболт (E.W. Stibolt), который учился мастерству вместе с Гернером у их предшественника Краббе. Стиболт предпочитал более простые корабельные украшения, в которых декоративный элемент был сведен к минимуму, оставив лишь элементы, придававшие композиции законченность и скульптуры, несшие смысловую нагрузку и которыми нельзя было пренебречь. С кончиной Хенрика Гернера постепенно сходит на нет некогда распространенная традиция широкого использования в украшениях и орнаментах королевских монограмм (Рис. 8). В качестве декоративного элемента монограммы-вензели могли повторяться одновременно в разных частях корабля. Одним из наиболее часто используемых мест, демонстрирующих монограммы, является гакаборт, также нередко монограммы встречаются вписанными в балюстрады боковых галерей. Значительно реже монограммы встречаются на носовых фигурах, при условии их уместности и не нарушения целостности композиции (Рис. 2А).

Монограммы датских королей

Рис. 8. Монограммы датских королей. A - Кристиан I (1457-1464), B - Ханс (1497-1501), C - Кристиан II (1513-1523), D - Фредерик I (1523-1533), E - Кристиан III (1534-1559), F - Фредерик II (1559-1588), G - Кристиан IV (1588-1648), H - Фредерик III (1648-1670), I - Кристиан V (1670-1699), J - Фредерик, IV (1699-1730), K - Кристиан VI 1730-1746, L -Фредерик V (1746-1766), M - Кристиан VII (1766-1808), N - Фредерик VI (1808-1839), O - Кристиан VIII (1839-1848), P - Фредерик VII (1848-1863).

 

С начала восемнадцатого века в практику вошла традиция, по которой король должен был утверждать все чертежи на постройку линейных кораблей и фрегатов. Однако вопрос не стоял о только лишь одобрении или неодобрении. Иногда одобрение могло быть условным. Хорошим примером условного одобрения проектных чертежей, могут служить эскизы украшений для линейного корабля Odin («Один»), постройки  1788 года. Его носовая фигура была выполнена в виде воина в доспехах, а рядом с каждым квартописом восседала закутанная в вуаль фигура богини Норны, богини судьбы в скандинавской мифологии. В центре гакаборта в окружении трофеев располагался медальон, в котором был представлен пожилой человек с лавровым венком на голове. Заметка от 28 октября 1788 года, оставленная на чертеже, указывает на необходимые изменения, однако с оговоркой: «Этот корабль, как и два предыдущие [возможно, носившие то же самое имя], должны быть снабжены только двумя кормовыми фонарями, дабы не испортить голову в медальоне [третьим, центральным фонарем]». Можно считать этот случай исключением, в котором эстетическая сторона вопроса взяла верх на практической.

Х. Хохленберг (H.Hohlenber), ученик Хенрика Гернера, занял должность главного корабельного мастера в 1796 году. Приоритеты Хохленберга касались стандартизации, а именно: 1) наличие одного типа линейных кораблей, 2) как можно меньшее количество судов малых рангов, 3) единообразие рангоута и парусов для кораблей малых рангов, т.е. схожесть в размерах. Во всем этом его взгляды совпадали с желаниями строительной комиссии, которая еще в 1794 году приняла решение о нецелесообразности постройки 90-100 пушечных трехдечных кораблей и замены одного такого двумя двухдечными 80-пушечными кораблями. Хохленбергу шел только 31-й год, когда он занял пост главного кораблестроителя, но уже в этом возрасте у него были свои идеи касательно кораблестроения, частью сформированные его заграничными поездками в Англию, Голландию, Францию и Швецию.

Наиболее характерной чертой, присущей Хохленбергу, стало изменение обводов корабля таким образом, что ближайшие к корме орудия получили возможность стрелять под большим горизонтальным углом. Избавившись от излишнего веса корабельных украшений, как на носу, так и на корме, корабли тем самым получили возможность нести более тяжелое вооружение. Интерес, проявляемый к корабельным украшениям своим учителем Гернером, Хохленберг растолковал или даже оправдал корабельным мастерам новой эпохи следующим образом: «Хотя наш последний главный корабельный мастер Гернер привнес в убранство наших кораблей стиль, тем самым сделав их самыми изысканными в Европе, я, однако, не уверен, считал ли он когда-либо скульптуры полностью уместными, как на носу, так и на корме. Я осмелюсь предположить, что в этом он руководствовался ничем иным, как влиянием времени и при этом, со своей стороны он выполнил это идеально, насколько это было возможным. Но по веским основаниям я убежден, что Гернер был бы за упразднение носовых фигур таким же образом, как это было сделано французскими кораблестроителями». Доводом в пользу упразднения носовых фигур было то, что из-за большого размера последних требуется чрезмерное усиление форштевня.

На протяжении восемнадцатого века фрегатам присваивались названия датских провинций и владений, таких как, к примеру, Борнхольм, Моэн, Сен Томас, Транкебар, однако с 90-х годов фрегаты начали получать женские имена, в основном имена древних богинь. Имена же датских провинций и принадлежащих датской короне областей теперь присваивались меньшим кораблям, бригам, новому типу легко вооруженных быстроходных судов, созданных Стиболтом и Хохленбергом. Хохленберг также облегчил конструкцию фрегатов и предложил внедрить унифицированные орнаменты для кормовых оконечностей фрегатов, однако несмотря на внесенные изменения полностью этого сделать было нельзя: «Имя [Caroline («Каролина»)], данное с наивысшего позволения, решено было выразить в облегченном стиле, в котором будет выполнен соответствующий орнамент. Выбор женского имени обусловлен тем, что практически повсеместно вошло в практику присвоение фрегатам, более легким боевым кораблям, женских имен. Орнаменты на гакаборте будут выполнены в виде водяной лилии, которая так же, как и корабль, не принадлежит полностью ни одной из стихий, ни земле, ни воде. Фестоны из фиалок, расположенные ниже, символизируют весну и напрямую связаны с именем [Принцесса Каролина, предполагаемая наследница, родилась в 1793 году]. Все окна будут ложными и будут маскировать орудийные порты, через которые будет проникать свет».

Хохленберг склонялся к старой традиции, когда главная смысловая нагрузка в символизме имени корабля принадлежала кормовым украшениям, что соответственно должно было привести к тому, что носовые фигуры кораблей стандартизировались. В качестве предложения для такой носовой фигуры художник Абильдгаард (Abildgaard) представил набросок вазы с крышкой в виде короны. Ваза должна была символизировать ящик Пандоры, который по греческой мифологии был полон бед и несчастий, а корона символизировала монархию, которая сдерживала эти беды; в военное время, дабы продлить символическую значимость этой носовой фигуры, крышку необходимо было убрать. Однако этой идее не суждено было быть воплощенной в жизнь, вместо этого Хохленберг сделал так, что вместо носовой фигуры форштевень оканчивался волютой, завитком, который украшался лиственным орнаментом или гирляндами, или в комбинации со щитом с символически значимыми элементами. Уже установленные носовые фигуры также были заменены. В 1801 году носовая фигура линейного корабля Kronprins Frederik, построенного в 1784 году, была заменена волютой. Величественная скульптура на форштевне линейного корабля Neptunus 1789 года, представленная женской фигурой Амфитритой – супругой Нептуна, восседающей верхом на дельфине в легкой накидке и гирляндой цветов в руках, с маленьким путти позади нее, держащим в руках трезубец (Рис. 7В), в 1802 году она была заменена небольшим орнаментом: «В связи с вдвое меньшим весом, нежели прежний».

После отставки Хохленберга в 1803 году работы в направлении упрощения корабельного убранства были продолжены. В апреле 1804 году было дано одобрение на то чтобы «ввести старые суда в доки или проведения реконструкции с целью снятия громоздких украшений, как на носу, так и на корме и установки вместо них легких и более подходящих».

В 1804-1805 года носовые фигуры были сняты с линейных кораблей Odin, Tre Kroner («Три короны»), Skjold («Щит»), Prinsesse Lousie Augusta. Вместо статуй и скульптурных групп на корабли были установлены волюты в композиции со щитами, на которых частично, символически были отображены предыдущие носовые фигуры.

Экономически обоснованные инновации в корабельном убранстве нашли выход в расписных узорах Помпейского стиля. На линейном корабле Prinsesse Caroline постройки 1805 года форштевень плавно перетекал в волюту, плоскости же форштевня были расписаны мифологическими фигурами и декоративными фризами: светлыми фигурами на темном фоне. Более того, фигуры по форме напоминали узор, украшавший корму линейного корабля 1730 года постройки Svanen («Лебедь»), который состоял из переплетения фигур морских богов, дельфинов и лебедей. Сюжет с морскими божками-херувимчиками с форштевня Prinsesse Caroline был повторен в орнаменте украшений кормы и галерей. На корме медальон с портретом молодой принцессы, давшей кораблю свое имя, поддерживался двухвостым тритоном.

Наполеоновские войны привели Данию на сторону противников Англии и после битвы при Копенгагене в 1801 году и бомбардировки Копенгагена в 1807 году настал тот октябрьский день 1807 года, когда англичане захватили весь датский флот, находившийся в гавани и еще до своего отплытия уничтожили три новых корабля, стоявших на стапелях в Нихольме. Значительная часть датского торгового флота была также захвачена англичанами. Последствия этого удара для Дании оказались плачевными. Без преувеличения можно сказать, что это удар был почти фатальным и датский флот никогда более не смог вернуть то могущество и силу, которой он обладал на протяжении семнадцатого и восемнадцатого веков, будучи пятым по величине флотом в мире в первые годы девятнадцатого столетия.

Эскиз носовой фигуры для 64-пушечного линейного корабля Phonix

Рис. 9. Эскиз носовой фигуры для 64-пушечного линейного корабля Phonix, выполненный Виллерупом в 1811 году.

 

Как один из наиболее вопиющих примеров символизма следует упомянуть носовую фигуру 64-пушечного линейного корабля, который был построен из корабельного леса, собранного из частей разрушенных на стапелях кораблей. Корабль, естественно, получил имя Phonix («Феникс»), птицы, которая возрождалась из пепла. Виллеруп несколько месяцев работал над проектом носовой фигуры прежде, чем эскиз получил королевское одобрение в январе 1811 года (Рис. 8). Данная разработка была одним из последних официальных заказов, выданных Адмиралтейством Виллерупу. Кораблестроение продолжалось в течение войны, но в очень ограниченных размерах. Кильский мирный договор принес конец двуединому королевству, Дании пришлось отказаться от прав на Норвегию в пользу Швеции. В феврале 1816 года должность главного скульптора в Хольмене была упразднена, и 74-летнему Виллерупу пришлось выйти на пенсию.

Строительство парусных кораблей и их украшение продолжилось в Дании еще несколько десятков лет, однако также, как и количество самих кораблей, пластическое корабельное убранство так и не достигло более той роскоши и величия, которое было характерным для датских кораблей семнадцатого-восемнадцатого веков.

 

Использованные источники:
1. Danske Orlogsskibe 1690 – 1860, H.C. Bjerg, 1980
2. Figureheads and Ornaments on Danish Ships and in Danish Collections, Hanne Poulsen, 1977
3. Old Ship Figure-Heads and Sterns, L.G. Carr Laughton, 1925, re-print 2002

© Дмитрий Сидоров, 2005

© www.shipmodeling.ru

Мы работаем по субботам
?>