+7 495 120-75-76 пн-пт с 9 до 18, сб с 10 до 18, время московское

8 800 500-54-29 междугородний, звонок бесплатный

Осуществляем доставку по всей стране

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Статья о вкладе Голландии в становление российского флота Петра I

Теги: Петровский флот

Голландия-Балтийскому флоту Петра I

О постройке судов для России петровской эпохи на голландских верфях опубликованы, к сожалению, только отрывочные, немногочисленные, а порой и противоречивые сведения [1 - 6]. В некоторых трудах указаны всего 14 судов пяти классов (пять линейных кораблей, столько же фрегатов, две яхты, торншхоут и галера), построенных в Голландии (кроме английской яхты «Св. Екатерина»). Однако архивные материалы свидетельствуют, что многие суда не только строились вдали от русских берегов, но и проходили там различного рода ремонты.
Впервые о строительстве в Голландии судов для России упоминается в документах 1693 г., когда юный Петр во время первого визита в Архангельск приказал «выдать заказ на постройку 44-пушечного фрегата и военной галеры голландскому кораблестроителю, владельцу верфи Николаю Витсену» (Витзену) [2, 5]. Этот заказ имел большое значение для отечественного флота [7], так как собственное морское судостроение делало лишь первые шаги на только что созданной Соломбальской верфи в Архангельске [8]. Об этом свидетельствует оживленная переписка Петра I с думным дьяком А. А. Виниусом. 44-пушечный фрегат «Святое Пророчество» нельзя считать мощным боевым кораблем: его орудия небольшого калибра размещались только на верхней палубе, под которой располагались каюты и грузовой трюм [2]. Как дальновидный политик Петр I прекрасно понимал, что пытаться сразу строить крупные боевые суда, не располагая достаточным количеством отечественных кадров, бессмысленно, поэтому он уделял внимание постройке небольших, маневренных судов - галер, галиотов и яхт [7]. 32-весельная «галея» или галера (длина 38,1, ширина 9,2, высота бортов 3,8 м), которую на особых дровнях в разобранном виде доставили «вместе с мастером» в 1695 г. из Амстердама в подмосковное село Преображенское, послужила образцом для постройки под руководством Петра I и архангельского губернатора Ф. М. Апраксина 22 галер; они сыграли, как известно, решающую роль в повторной осаде Азова и составили ударную силу русского флота при взятии этой турецкой крепости 18 июля 1696 г. [2]. Таким образом, удалось уточнить год доставки первой голландской галеры в Россию, ошибочно считавшийся 1694-м [5, 7].
Начиная с 1697 г., в Голландию, а затем Англию и Венецию Петр направил на учебу несколько групп русских молодых людей. Сам он отбыл за рубеж вместе с преображенцами А. Д. и Г. А. Меншиковыми, Ф. М. Скляевым, Ф. С. Салтыковым и другими. Голландское правительство вначале снисходительно относилось к увлечению царя и даже подарило ему 60-пушечный корабль «Св. Петр и Павел» и буер, в постройке которых принимали участие русские волонтеры. Когда же он обратился с официальным предложением строить суда для русского флота, Голландия ответила вежливым отказом - она не желала вдобавок к Англии и Швеции иметь на Балтийском море еще одного конкурента [3, 8, 9].
Длительный поиск позволил найти упоминание лишь об одном буере длиной 9,8 м голландской постройки 1702 г., благополучно дошедшем в том же году до Архангельска. О нем упоминается в одном из финансовых документов капитана Христофора Бранта сановнику Г. И. Головкину «на дело трех яхт 1717 г.» [8]. Другое упоминание относится к 1710 г., когда правительству России удалось приобрести «вызолоченный транспорт» специальной постройки [8]. Благодаря русской дипломатии негативная позиция Голландии в отношении судостроения сменилась доброжелательной, так как более грозным соперником для обоих государств являлась Швеция, каперы которой захватывали много купеческих судов.

 

Петр на обучении

Петр на обучении корабельному делу в Голландии (с гравюры Вейбурга)

 

После длительных переговоров в Амстердаме построили для России второй фрегат, прибывший в С.-Петербург 27 июня 1711 г. в день Святого Самсона и потому названный «Самсоном». Губернатор Ингерманландии А. Д. Меншиков, осуществлявший этот заказ через гамбургского купца Франца Поппа, подарил корабль Петру I. Привел фрегат в новую русскую столицу капитан Клинк, сумевший уйти от преследования шведов [10]. Приход «Самсона» в С.-Петербург зафиксирован архивными источниками [6, 8].

 

В Саардаме на верфи

В Саардаме на верфи (с гравюры XVIII в.)

 

В сохранившейся выписке за 1712 г. «Об обычных договорах, какие чинятся в Амстердаме, Сардаме, Альтоне и Гамбурге о строении кораблей» приводятся точные размерения судов и сведения об их готовности. Небезынтересны условия расчетов за постройку. Так, последняя треть суммы выплачивалась лишь после того, как корабль спущен на воду и приготовлено все необходимое для его отправки. Кроме того, в соответствии с этими договорами два-три судна строились и готовились к отплытию в течение шести месяцев. На основании таблицы потребностей в материалах на постройку русских судов можно сделать вывод, что в 1712 - 1714 гг. на голландских верфях строилось три линейных корабля (60-пушечный «Марльбург», 54-пушечный «Портсмут», 52-пушечный «Девоншир»), а также 36-пушечный фрегат, 26-пушечный прам, 18-пушечная шнява, 6-пушечный бомбардирский корабль и ластовое судно [8].
Согласно присланным русскому послу в Гааге князю Б. И. Куракину чертежам, в Голландии и Англии предполагалось построить шесть-семь линейных кораблей (длина 38 - 40 м), способных нести на нижнем деке 18-фунтовые пушки. Однако англичане отказались помогать России, и корабли пришлось строить в Голландии, причем в меньшем количестве и через посредников Робинсона, Троя, Поппа и других во главе с уполномоченным Петра I по зарубежным судостроительным делам Христофором Брантом [8]. Сохранилось письмо П. А. Романова, адресованное Б. И. Куракину и датированное 1 ноября 1713 г.: «Подрядите делать корабля три или четыре по данному чертежу, сыскав доброго английского мастера, и надо делать не в одном месте, для прилику на исподней нижней палубе только по 2 окна из констапельской камеры сделать, а на фордеке ни одного не надобно. Галерей также не делать и гальюн не украшать, а подрядить один гол; мачт и такелажу не делать. ..» [10]. Последовали длительные переговоры с подрядчиками по доставке корабельного леса и других материалов. 9 марта 1714 г. Б. И. Куракин заверял Петра I, что все шесть кораблей будут готовы к зиме [8], однако через посредничество купца Троя ему удалось договориться о постройке только одного 60-пушечного, позднее получившего название «Марльбург». Лишь впоследствии усилиями русского корабельного мастера Осипа Соловьева, фамилия которого как судостроителя ранее не упоминалась, началась постройка еще двух кораблей - 54-пушечного («Портсмут») и 52-пушечного («Девоншир»).
Отправился за границу в июне 1711 г. и другой русский судостроитель Ф. С. Салтыков, который сумел закупить большое количество кораблей и, кроме того, помочь О. Соловьеву и Б. И. Куракину в их делах [8, 10]. На основании первоисточников установлено также, что спуск на воду «Портсмута» состоялся 11 ноября, «Марльбурга» - в конце ноября, а «Девоншира» - 6 декабря 1714 г., тогда как у Ф. Ф. Веселаго для всех трех кораблей значится одна дата - ноябрь 1714 г. [8, 10, 4]. Осип Соловьев строил в Амстердаме третий линейный корабль «Валтеноу» [8], однако пока неизвестно, удалось ли ему довести дело до конца. Документы говорят о том, что в 1715 г. Куракин направил Соловьева в Альтону (Пруссия); после возвращения он приступил к оснастке трех спущенных на воду кораблей, которые решили отправить до Копенгагена под видом торговых судов под защитой английской и голландской эскадр [8, 10]. 26 апреля 1715 г. Соловьев доносил из Амстердама, что все три корабля «выведены на глубину» [10]. Однако прошло еще около двух месяцев, прежде чем они благополучно прибыли в Россию [8, 10].
В дальнейшем постройку крупных судов в Голландии пришлось временно приостановить по различным причинам, в основном из-за трудности доставки в условиях Северной войны [8, 10]. А мелкие суда для России продолжали строиться. Сохранилось письмо Петра I вице-адмиралу К. И. Крюйсу из С.-Петербурга от 22 ноября 1715 г.: «Получа сие определение, делать, по меньшей мере, ежели больше невозможно, в год 7 баржей, 15 вереек, 9 буеров, дабы мастера даром не гуляли...» [8].

 

Присвоение Петру звания корабельного мастера

Присвоение Петру звания корабельного мастера в 1697 г. (с гравюры XVIII в.)

Постройку этих судов удалось организовать Куракину. Из Амстердама в 1719 г. в С.-Петербург в разобранном виде доставили яхту «Наталья» 1715 г. постройки, которую собрали на Адмиралтейской верфи [8]. В конце 1715 - начале 1716 гг. в Амстердаме построили два буера, отправившихся в Россию весной 1716 г. Один из них (длина 11,6 м) отличался богатой отделкой ореховым деревом и позолотой. За него пришлось заплатить свинцом, вес которого равнялся весу судна. Другой голландский буер, конструктивно схожий с построенным в 1702 г. (длина 9,8 м), доставил в С.-Петербург на фрегате «Святая Мария» корабельщик Карлимус Некеман [8]. Линейный корабль «Страфорд», на котором доставлялись мелкие голландские суда, в конце января 1716 г. сел на мель; с большим трудом его доставили в Амстердам, где «валяли до киля», чтобы устранить течь, законопатить и окрасить. В середине февраля того же года в столице Голландии ремонтировался другой русский линейный корабль - «Ягудиил» [8, 10].
В 1717 г. в Голландию прибыл корабельный подмастерье Филипп Пальчиков, которому поручалось организовать постройку шпигель-яхт, шлюпботов и торншхоутов. Через некоторое время он отправил к русским берегам шпигель-яхту и шлюпбот. Для расширения судостроения Пальчиков привлек корабельных мастеров Питерса и Грифа, а также одного из опытных кузнецов с Ост-Индской верфи. К маю того же года построили еще две шпигель-яхты, а с помощью дополнительно нанятого мастера Рена - второй шлюпбот [8]. 13 мая Петр I приказал капитану П. П. Бредалю отправиться из Англии в Голландию, чтобы взять новый торншхоут, названный именем столицы - «Амстердам» [10, 2]. 3 декабря 1717 г. Россия заключила договор о постройке по более низкой цене еще трех шпигель-яхт в Амстердаме и ботдубеля в Дарте [8]. О том, что под ботдубелем подразумевался шлюпбот, видно из письма Б. И. Куракина из Гааги от 7 февраля 1718 г. к царю [8]. Фамилии ранее неизвестных строителей и размерения судов стали известны из донесения от 1 февраля 1719 г.: «Яхту (длина 17,5, ширина 5,6, высота 2 м) заказано было построить в октябре 1717 г. мастерам Якову и Яну Клосовым, детям Швановым под ведением баса [корабельного мастера] Фанрена по образцу яхты экипажмейстера Фан Горна, которая полностью построена и разобрана, а затем послана на фрегате «Святая Мария» («Юфау Мария») из Амстердама в С.-Петербург» [8].
Летом 1719 г. Куракин получил указание Петра о постройке в Голландии трех гекботов [8, 11]. Много времени ушло на поиск подрядчиков и места строительства. В конце концов, заключили контракт с Фанреном; к лету следующего года суда построили, но первый гекбот захватили шведы, а два остальных благополучно прибыли в Россию лишь в конце лета 1721 г. [8, 10].

 

Модель двухдечного корабля

Модель двухдечного корабля, изготовленная Петром I

 

1720 г. ознаменовался возобновлением постройки крупных кораблей для Балтийского флота. В середине января Петр I направил в Амстердам корабельного мастера Девенпорта для постройки трех линейных кораблей, повелев Куракину оказывать ему всяческую поддержку [8]. Пушки, якоря, паруса и смолу везли из России, а мачты - из Риги. В марте 1720 г. Девенпорт обнаружил в чертеже первого линейного корабля существенное отклонение от пропорций английского типа - ватерлиния на корме оказалась на полметра выше положенного, что потребовало переделки. По этой же причине задержалась закладка двух других кораблей. Лишь 25 августа Куракин смог заверить царя, что 50-пушечный амстердамский корабль будет готов в декабре 1720 г., а роттердамский - в апреле 1721 г. Второй амстердамский корабль заложить не удалось из-за протеста шведов амстердамскому магистрату [10]. Подробности закладки в 1719 г., постройки и спуска на воду в 1720 г. [4] трех амстердамских фрегатов («Амстердам-Галей», «Декронделивде» и «Эндрахт») пока не найдены.
Из письма К. И. Крюйса в Адмиралтейств-Коллегию от 29 декабря 1721 г. видно, что в 1720 г. голландцы построили галет «Танаем», который Петр I решил «никуда не употреблять и держать в сохранности в Риге для примера или экстраординарной экспедиции» [8], что свидетельствовало о высоких конструктивных качествах этого судна. Несколько необычный контракт в 1720 г. был заключен с голландским купцом Иваном Любсом в отместку за самовольный, вопреки договоренности, отъезд его жены из Москвы в Архангельск с целью покинуть Россию. На предложение Петра I построить для Балтийского флота два 52-пушечных корабля купец предложил одно из своих новых судов, а другое согласился построить не в Гамбурге, а в Амстердаме [8, 10]. По-видимому, именно эти корабли ранее значились как неизвестной постройки, причем по классу их относили к фрегатам [8, 10, 6]. В 1721 г. через купца Троя велась достройка линейных кораблей «Принц Евгений» и «Ништадт». Доставить их в Россию удалось с помощью двух присланных из Ревеля русских линейных кораблей архангельской постройки [4, 8, 10].
Всего на голландских верфях по заказам русского правительства было построено шесть линейных кораблей, столько же фрегатов, бомбардирский галиот, прам, галера, шнява, яхта, транспорт, ластовое судно, четыре буера, торншхоут, девять шпигель-яхт, пять шлюпботов, три гекбота и галет, а всего 42 судна пятнадцати классов и типов. Лично царю голландцы подарили корабль и буер. Кроме того, России удалось приобрести линейный корабль, два фрегата и гукор, а также отремонтировать три линейных корабля. Все это говорит о достаточно большом вкладе голландского судостроения в становление Российского флота на Балтике.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бестужев Н. А. Опыт истории Российского флота. Л., 1961, с 64.

  2. Елагин С. История русского флота. Азовский период. СПб, 1864, с. 20, 21, 45, 31, 19, 247.

  3. Веселаго Ф. Ф. Очерк русской морской истории. Ч. 1., СПб, 1875, с. 244, 279, 355, 108, 112.

  4. Веселаго Ф. Ф. Список русских военных судов с 1668 по 1860 год. СПб, 1872, с. 692, 693, 76, 77, 12, 13, 76, 77, 280, 281, 192, 193.

  5. Яковлев И. И. Корабли и верфи. 2-е изд., Л., 1973, с. 50.

  6. «Судостроение», 1975, № 8, с. 61-63; 1983, № 8, с. 51-54; 1979, № 11, с. 56-60; 1978, № 5, с. 77-79; 1982, № 12, с. 46-49.

  7. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. I, СПб, 1887, с. 11, 12, 14, 493, 24, 45, 56, 516, 517.

  8. ЦГАВМФ, ф. 315, оп. 1 (семь дел); ф. 233, оп. 1 (четыре дела), ф. 176, 234, 212, оп. 1722 г., оп. 1719 г. (по одному делу).

  9. Общий морской список. Ч. I, СПб, 1885, с. 3.

  10. Материалы для истории русского флота. Составитель С. Елагин. Т. 1,2, СПб, 1865, 106 документов.

  11. Описание дел архива морского министерства. Т. VI, СПб, 1887, с. 376; т. I, СПб, 1877, с. 520.

 

И. В. Богатырев
'Судостроение', 1985, №6.

 


Статьи на тему:
14.05.2011Уникальный рисунок первого русского линейного корабля «Гото Предестинация»
21.04.0005Ингермандланд
11.01.0005Зарубежные верфи - петровскому флоту
18.11.0004Табель Петра I о корабельных пропорциях
26.08.0004Первый отечественный кораблестроительный Регламент
Мы работаем по субботам