+7 495 120-75-76 пн-пт с 9 до 18, сб с 10 до 18, время московское

8 800 500-54-29 междугородний, звонок бесплатный

Осуществляем доставку по всей стране

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Корабельный камбуз

Теги: Корабельный камбуз, перевод

Вместо того, чтобы называть место, где готовится пища, кухней, моряки всегда называли его камбузом. Расположение этого камбуза зависело от размера корабля и груза, для которого он был предназначен.
Это был небольшой рыбацкий смэк (одномачтовое судно, используемое как рыболовное, каботажное или военное посыльное судно - прим. переводчика), и он стоял в течение зимы на ремонте в грязных заросших тростником берегах реки Харлем, что в Нью-Йорке, когда я случайно наткнулся на него в те времена, когда путешествовал. Его грузоподъемность была всего тонн шестьдесят, и груз, состоящий из устриц, располагался на палубе. В небольшой квадратной рубке на корме, стоящей так близко к корме, что румпель был в дюйме или около того от трапа, находился камбуз. Сидящий на табуретке шкипер мог рулить, держа румпель в одной руке, а другой рукой опираясь на кормовую сторону этой рубки, а свои ноги он мог опустить в проход трапа, если бы захотел погреть свои голени. Под палубой с каждой стороны имелось по койке, а в переднем конце этой небольшой комнатушки стояла небольшая печь для готовки и пара ящиков, превращенных в шкафы. Дымовая труба шла вверх через железное кольцо в крыше каюты, и трубу отворачивали на подветренную сторону. В команду такого судна входил один, или максимум двое, человек.
И на множестве и более крупных каботажных судов расположение камбуза было таким же. Так, например, на речных шхунах палуба была занята грузом и весь экипаж и кок спали вместе на корме. Так было и  на некоторых малых судах из Мэна, на которых капитан, кок и матрос все были одной семьей, находясь в родстве.
На рыболовных судах и судах с реки Гранд-Ривер стояло от четырёх до шести коек на корме, с печью, установленной на полу по центру, чтобы их отапливать. Дымовая труба этой печи шла вверх через середину крыши каюты и имела куполообразный железный козырёк, который отводил возникающие искры на подветренную сторону, чтобы не прожечь грот. А пищу готовили на плите, располагающейся ниже, стоящей чуть позади фок-мачты. Выход из камбуза располагался перед длинным баком, в котором вдоль стен располагались десять или двенадцать скамей так, что еду можно было легко передавать команде. Кают-компания располагалась на корме. Дымовая труба с крышкой наверху шла через железный фартук, установленный в палубе рядом с тамбуром, через который и попадали в камбуз внизу.
Всё это было сделано крепким, так как эти суда вдоль и поперёк заливало зеленой водой, когда они плыли под парусом, чтобы сбыть свою рыбу на рынке или когда судно поднималось на волну и спускалось с неё, благополучно пережив шторм, который вколачивает волны атлантического моря в эти плоские берега. На этих волнах корабль скакал, как брыкающийся мустанг.
Какой же контраст по сравнению с Вест-Индией, испанским материком (Америка в районе Карибского моря -  прим. переводчика) старых времён! Здесь плавали приземистые маленькие суда, бродяги из числа кораблей. Время от времени попадалась чесапикская шхуна (город в центральной части штата Вирджиния, на р. Элизабет и Береговом канале - прим. переводчика), которая была такая же красивая и аккуратная, как лоцманский катер, и чьи длинные сужающиеся мачты устыдили бы тонкие изогнутые мачты туземных судов. Здесь, в ящиках высотой по пояс, заполненных песком и стоящих чуть позади фок-мачты, негры готовили свою рыбу на костре и грели свои банки из-под масла, полные туземной выпивки.
До того, как в моду вошли палубные надстройки, когда корабли еще были относительно небольшими, камбуз всегда находился внизу корабля, под палубой. Долгое время внизу делали каменный очаг с кирпичным дымоходом. Затем появились квадратные трубы из тонколистового железа, а затем они уже стали и круглыми, выходя чуть позади фок-мачты из камбузного очага, стоявшего внизу. Так оснащали такие корабли, как старый военный корабль «Constitution» и фрегаты 1776 года.
По сохранившимся записям в 1757 году некий Габриель Снодграсс, инспектирующий Британскую Ост-Индскую Компанию, на аудиенции с лордами Адмиралтейства, объяснял, что на кораблях Ост-Индской Компании переместили свои камбузы от центра трюма к носу корабля. А сэр Уолтер Рэли (английский придворный, государственный деятель, авантюрист, поэт и писатель, историк, фаворит королевы Елизаветы I. Прославился каперскими нападениями на испанский флот, за что получил (как и Френсис Дрейк) рыцарство в 1585 году - прим. переводчика) еще в 1587 году возражал против камбуза в центре трюма корабля.
Нет никаких сомнений, что качка корабля внизу чувствовалась меньше, но дым и запах распространялись по кораблю, а в плохую погоду, когда люки нужно было заколачивать, чтобы в них не лилась вода, работа в камбузе среди запаха взболтанной протухшей трюмной воды, дыма в замкнутом пространстве и паров готовящейся еды, явно была не подарок.
Камбуз, располагавшийся сразу же позади фок-мачты, и дымовая труба, проходящая через вышестоящую палубу, и широкая решётка на потолке для выпуска тепла, необычайно сильно облегчали готовку на «Индийцах» по сравнению со старыми военными кораблями, на которых еще много лет придерживались расположения камбуза в трюме.
Размеры кораблей начали расти после 1800 года. Конечно, и раньше было несколько крупных кораблей, но мы то с вами сейчас говорим о рядовых экземплярах торговых судов. Там где раньше палуба была пустой, появились палубы юта и бака. Появление носовой рубки избавило моряков от их похожих на крысиные гнездышек в сыром форпике. У корабельного «кока», так называли судового повара, при этом тоже появилась светлая и вентилируемая комната в кормовой части этой рубки, в которой варилась солонина, жарилось рагу, варился гороховый суп и кофе, который, как любили заявлять моряки, кок варит из старых перемолотых морских резиновых сапог.
На трехмачтовой шхуне «J. Percy Bartram» чуть позади фок-мачты стояла небольшая квадратная рубка, в которой камбуз занимал правую сторону, а кубрик левую сторону в кормовой части. Узкая столярная мастерская располагалась поперёк носового конца с дверями выходящими на каждую сторону. И в кубрике и на камбузе дверь выходила на корму, а в перегородке между ними была раздвижная панель так, что еду можно было передавать из камбуза в кубрик без необходимости выходить наружу. Дымовая труба «кухонной плиты» шла вверх через крышу и имела крутой изгиб наверху, сделанный из куска трубы, который кок должен был поворачивать, каждый раз, когда мы меняли галс. Внешний конец этой трубы опирался на железную вилкообразную подпорку, стоящую на подветренной стороне под фока-гиком, и располагался примерно в футе над крышей рубки.
На небольших каботажных судах, таких как шхуны, бриги и бригантины, имелся небольшой квадратный камбузный ящик, в котором и готовили еду. Когда готовились к плаванию, этот небольшой ящик поднимали, ставили на грота-люк и найтовили к рымам на палубе, а когда разгружались в порту его ставили на палубе на носу к одному из бортов.

Перевод  главы XI из книги C.G. Davis "Ship Model Builder's Assistance". 

© www.shipmodeling.ru, 2013 

©  Андрей Баитов


Статьи на тему:
25.11.2013Перевод книги W. z. Mondfeld "Historic Ship Models"
14.03.2013О судостроении в Голландии
21.01.2013Перевод книги Джона Франклина "Адмиралтейские модели кораблей 1650-1750"
Мы работаем по субботам